Мак Тейлор

Автор: Baritsa вкл. . Опубликовано в Coaches

Revolver #40

Предисловие

Катерина Барица (??):

Эта история будет, пожалуй, самой короткой, а статья самой длинной! (без шуток!)

В перерыве между играми на USAU Championship 2012 я разговаривала с Робби Кэхиллом и Марком Шервудом (оба Револьвер). Эти двое летом уговаривали меня сделать еще один Кемп, потому что очень хотели приехать в Россию, а потом слились (World Games 2013 в приоритете), негодяи-подлецы-подонки!

- Раз так, тогда давайте мне равноценную замену. 
Робби задумался буквально на две секунды.
- Мак! Мак Тейлор! - Робби схватил, проходящего мимо высоченного парня за футболку. - Поедешь тренером в Москву на Кемп?
- Поеду.


Класс! Всегда бы это было так просто! 
Собственно все :) После этого последовали только несколько формальных писем подтверждения и все. Так у нас в составе появился совершенный и бессмертный Мак Тейлор.

 


Мы до сих пор не уверены в том, что Мак Тейлор на самом деле человек. В алтимате он доминирует абсолютно во всём: броски, ловля, защита, вечеринки... Если его заброс не пойман, то виноват, конечно же, принимающий, который просто не так хорош, как Мак. Если он флиртует с твоей подружкой, то ты сам виноват, что не выглядишь так же круто и не танцуешь так же хорошо, как Мак. Но, как и большинство бессмертных, Мак не злорадствует. Он ведет себя спокойно, с достоинством и лишь терпеливо ожидает настоящего вызова. 

Джош Вайзман, Револьвер #6, друг и сокомандник

 


 

Биографические данные: 

  • Дата рождения – 24 декабря 1985
  • Место рождения – Феникс, штат Аризона, США
  • Рост – 190 см
  • Вес – 84 кг
  • Образование: Университет Колорадо в Болдере. 

 

Мои самые ранние воспоминания о фрисби относятся к тому времени, когда мне было 10 лет. Думаю, папа купил фрисби в спортивном магазине, или мы нашли ее на чердаке, и мы вышли на лужайку перед домом, чтобы немного побросать. Я не мог заставить эту чертову штуку пролететь прямо 10 метров! После пары дюжин бросков я потерял интерес, и фрисби отправилась обратно на чердак. 

Много лет спустя, когда я уже учился в старшей школе, я поехал в летний лагерь с друзьями. Пару раз в неделю там играли в алтимат, просто пикап игры. Поле было в половину натурального размера, все, кто хотел поиграть, просто заходили на поле, когда им вздумается – обычно у нас на поле было по 15 человек в каждой команде, и это было просто безумие! Едва ли кто-то знал правила, и все равно им никто не следовал. Помню, в один из дней там был поперечный ветер и, кажется, я был единственный, кто это понял. Я мог стоял на боковой линии и всякий раз, как кто-то бросал дальний плоский бросок, который тут же подхватывался ветром, я уже был там, чтобы поймать этот диск и сорвать куш. Я поймал, наверное, дюжину пасов, за которыми, я уверен, следовали потери (но это не имело значения), и думал, что я крут. 

После лагеря мои друзья привезли игру домой и начали собираться поиграть после школы. Потихоньку мы научились бросать, выучили некоторые правила и со временем начали носить бутсы. Я нашел пикап игры более высокого уровня в центре города, и каждое субботнее утро мы с парой друзей ходили играть. Какой-то парень пригласил меня в свою команду в местной лиге, т.к. им не хватало игроков - так я первый раз сыграл свою первую настоящую игру.

Летом перед колледжем мы с друзьями собрали команду и заявились в городскую лигу. Мы были всего лишь группой 16-18-летних парней, бегунов и футболистов, которые не особо знали, что делать с фрисби, но нашими соперниками были мужчины и женщины средних лет, которые играли чисто ради физических упражнений раз в неделю. Мы очень гордились тем, что выиграли тогда эту лигу. 

Ну и к тому моменту, когда я поступил в колледж, я думал, что я уже довольно-таки хорошо играю во фрисби. Когда я решил поступать в Университет Колорадо в Болдере, я еще не знал, что, по счастливой случайности, там одна из самых лучших фрисби программ в стране. Команда университета выиграла Чемпионат США среди колледжей весной того года, осенью которого я поступил. В старшей школе я играл в теннис и футбол, не очень успешно, и алтимат мне показался хорошей возможностью продолжить заниматься спортом на высоком конкурентном уровне и, может быть, даже играть в команде победителей. Так что я пошел на первую тренировку и отборочные. 

После совместных тренировок осеннего семестра нас поделили на две команды: сильную и слабую (А и В), - и я оказался в списке слабой команды. Я не был удивлен, т.к. было много новичков, которые были лучше, чем я. 

Я быстро понял, что я вообще ничего из себя не представляю ни во фрисби, ни как атлет. Я не был быстрым и выносливым, я едва умел бросать форхэнд и ни фига не смыслил в стратегиях и тактиках. Но, как я уже говорил, Мамабёд – это одна из сильнейших фрисби программ в стране и отличается выдающимися лидерами и тренерами, у которых я мог поучиться. Лучшую половину своего первого года в университете я провел в команде В, прежде чем меня перевели в команду А в конце сезона. (прим.ред. – в США команды делятся по опыту игры и называются буквами, А – самая опытная команда, В – менее опытная команда, С – еще менее опытная команда и т.д.)

Я захватил власть и стал одним из капитанов второго состава через пару недель и съездил на кучу турниров весной. За эти 4-5 месяцев я серьезно вырос в игре. Мы ездили в соседние штаты, чтобы сыграть с 2-3 командами А, так что я постоянно соревновался с игроками, которые были лучше, чем я (и я чаще проигрывал, чем выигрывал). В атаке я постоянно носился по полю и получал пасы. У нас была небольшая команда, поэтому у меня было море игрового времени. У меня всегда была сильная мотивация (попасть в команду А), и дорога была свободна – работай усердно, покажи верность своему пути, учись, когда тебя учат, улучшай свои результаты. 

Тренеры заметили мои усилия и прогресс, и той же весной, когда я все еще был на первом курсе, пригласили меня играть на турнире Центрекс, который был как отборочные в команду А перед университетским Чемпионатом США. Я сыграл на турнире достаточно хорошо, чтобы закрепиться в первом составе. 

 

Наша команда В определенно была источником свежей крови для основного состава. 

Самый большой урок, который я вынес, играя за вторую команду, состоит в том, что на данном этапе твоей алтимат-карьеры намного полезнее играть в команде В, хотя это и может ударить по твоему самолюбию. Я думаю, что у меня сработал «принцип рогатки» - сначала я сильно отставал от своих сокурсников, которые сразу попали в команду А, но набрав заряд, я выстрелил и мой результат был лучше. У меня не было тех крутых игр, в которых играли они, но я сыграл в 4 раза больше очков, получал диск в 4 раза чаще, чем они, проигрывал, ронял диски и запарывал пасы бесчисленное количество раз. Я быстро понял, что игровой опыт – это самое важное для роста. Именно это и был самый бесценный опыт. 

 

Самая ощутимая разница между командами А и В была в интенсивности тренировок. В команде В мы фокусировались на расширении набора навыков и учились путем проб и ошибок. Тренировки команды А были направлены на конкуренцию и самосовершенствование. Для игроков в каждом очке или упражнении открывалась возможность соревноваться лицом к лицу со своим соперником, и все ребята воспринимали это мини-соревнование очень серьезно. 

Первые два года в команде А я не особо выделялся – я был чертовски медленным. Но я работал в тренажерке и бегал на треке, малость развил свое тело и немного прибавил в скорости, которая имеет огромное значение! Это был первый год, когда я начал приобретать влияние, а следующей осенью я уже играл в Джонни Браво (элитный клуб из Денвера/Боулдера, в котором я играл одновременно с Мамабёд). 

 

Когда я был капитаном команды В, в мои обязанности входили в основном организация выездов на турниры, логистика, бронь отелей и т.д. В списке наших турниров были те, на которые команда традиционно ездила уже много лет, и еще несколько, отобранных тренерами. На последних курсах, когда я была капитаном команды А, я уже стал брать на себя больше ответственности: как в составлении списка турниров, на которые мы выставляли команды, так и в организации спаррингов с Джонни Браво. Также я проводил вводные занятия в тренажерке для новичков, которые, как и я в свое время, пришли в колледж тощими, слабыми и не умели достаточно грамотно управлять своим растущим телом. 

После окончания университета в 2009 году я переехал в Сан-Франциско. Там уже жили Бо Китридж и Мартин Кокрэн, с которыми я играл в колледже. Они уже были полностью преданы Револьвер. Мартин к тому времени целый сезон отыграл в этом клубе и очень хорошо отзывался о них. Я играл против большинства ребят из Револьвер, еще будучи в составе Мамабёд или Джонни Браво. Они показались мне подходящей компанией. 

 

Я вам расскажу историю о том, как я переходил из Джонни Браво в Револьвер. 

В 2008 году, второй и последний сезон, который я выступал за Браво перед тем, как переехать в Сан-Франциско, мы играли против Револьвер в верхнем пуле на Нешнлз. Это была хорошая игра и мы (Браво) вели в счете к концу матча что-то типа 14-10. Тем не менее Револьвер сплотили свои ряды, собрались с силами, сделали несколько нереальных забросов и брейков и выиграли эту игру. 


Я не знаю, сколько раз я слышал эту историю после того, как я уже пришел в Револьвер. Иногда ее повторяют нам с Бо, чтобы напомнить, как старички победили нас (хотя в тот год Браво заняли более высокое место на Нешнлз), но чаще ее используют для воодушевляющих кричалок типа: «Помните ту игру на Чемпионате, когда мы проигрывали и почти вылетели, но мы вложили сердца в эту игру, смогли сровнять счет и даже выиграть игру? Давайте сделаем это опять!»

Эта игра, пожалуй, самая неожиданная из всех проигранных мной игр, имевшая такое положительное влияние на выигравшую команду, к которой я присоединился в скором времени. 

 

Дальше, победив на Чемпионат США в 2011 году, мы завоевали право представлять страну на национальном Чемпионате мира в Японии в июле 2012 года. 

Этот турнир был даже еще лучше, чем Прага, т.к. мы были единственными представителями США (в открытом дивизионе) и имели право называть себя сборной США. Победа в этом ЧМ была так же сладка, а путешествие по Японии до и после было настоящим удовольствием. 

 

Я вам расскажу про парочку самых запоминающихся турниров. 

Чемпионат США в первый год колледжа. Как я уже говорил, меня перевели в первый состав в мой первый год учебы, как раз перед отборочными сериями. Тогда Мамабёд проиграли в финале  Университету Браун в дабл гейм поинте.

Несмотря на то, что с тех пор я проиграл много финалов, это поражение было самым горьким. Я не был сильным игроком тогда, мне еще повезло сыграть хотя бы 2-3 очка в той игре, и я никак не мог повлиять на игру. Разочарование от поражения в такой плотной игре, как эта, из-за отсутствия какой-либо силы, чтобы повлиять на исход матча, годами мотивировало меня на упорную работу над собой. Так что на следующие поражения я уже мог повлиять ;)

В 2010 году Револьвер были одной из пяти американских команд, которые отправились на Чемпионат мира в Прагу, и это было офигительно! Турнир длился целую неделю, мы играли против множества команд разного уровня из разных стран. У нас было достаточно времени, чтобы облазить весь город, попить восхитительного пива и оторваться на вечеринках с другими игроками. Мы выиграли Чемпионат мира, и это была моя первая золотая медаль. Проиграв уже пять финалов на национальных чемпионатах (три в колледже, один с Джонни Браво и один с Револьвер), с этой победой я испытал облегчение – здорово было выиграть наконец и не что-нибудь, а Чемпионат мира. 

Это было немного больше, чем просто турнир. Это была целая неделя тусовок с близкими друзьями и сокомандниками, путешествие в новую страну и первая победа в финале. 

После ЧМ мы с несколькими друзьями еще путешествовали по итальянским Альпам и Швейцарии. 

Ну и наконец, Потлач 2011 был офигителен! Одновременно с обычным микстовым турниром, там проходил турнир The Big Muckamuck, в котором собрались команды, ранее игравшие вместе в колледжах. Это было просто потрясающе поиграть со старыми друзьями из колледжа, а также с другими ребятами из моей университетской команды, с которыми я не успел поиграть. Конечно, когда играешь два турнира одновременно, то все дни – это сплошной алтимат. Мамабёд проиграли в финале Висконсину (черт бы их побрал!), но микстовая команда Колорадо/Висконсин, в которой я играл, выиграла Потлач.

Сейчас я играю в защите. Предпочитаю закрывать лонгов, отрезая их от дисков и провоцируя другую команду делать забросы на моего игрока, тогда я читаю диск и стараюсь перебить его в воздухе. Ранее, в Револьвер, я закрывал хэндлеров, где очень нужны долговязые маркеры. Мой большой рост и высокая скорость – необычное сочетание, так что, если мы сбивали диск, то я мог сразу же рвануть в зону и на меня делали заброс.  

 

Я больше не играю в нападении, потому что я очень рискую в своих бросках. Это помеха в атаке, но полезно для игроков линии защиты. 

Я хорошо вижу поле в защите. Я могу занять такую позицию между бросающим и катером, что в конце концов я бегаю существенно меньше, чем тот парень, которого я закрываю, и одновременно я могу поучить и заполнять собой пространство на поле для открытия других игроков. 

 

Мои любимые броски – проброс инсайд-аут бэкхендом и дальний форхэнд. 

Самое большое мое достижение в том, что я никогда не проигрывал ни одной игры на секционных и региональных отборочных, так же как и ни одной круговой игры на клубном и студенческом Чемпионатах США. 

В свой последний год в колледже я был вторым в премии Кэллахана (MVP awards – most valuable player awards – премия наиболее ценному игроку среди студентов). В качестве небольшого утешения – в тот же день мы в четвертьфинале сделали команду парня, который получил эту премию. И мы проиграли в финале. Кажется, я занимал второе место намного чаще, чем первое. 

В детстве я играл в футбольной команде под номером 8, поэтому я забил себе этот же номер в колледже. Когда мы получили нашу форму, там не было комплекта с номером 8, но был ничейный комплект с номером 40. Я взял, что было, и с тех пор всегда играл под номером 40 и очень даже доволен этим. Как потом выяснилось, некоторые (но не все) выдающиеся игроки из Колорадо играют под круглыми номерами на 10-ку: 10 – Адам «Чикен» Саймон (Бостон Айронсайд; Сан-Франциско Револьвер), 20 – Джош «Ричер» Акли (капитан Джонни Браво, Колорадо), 30 – Хилку Шнайдер, 40 – я, 50 – Бо Китридж (Сан-Франциско Револьвер), 60 – Джолиан Дал (Чейн Лайтнин, Атланта и тренер с вашего предыдущего Сокай Кемпа). 

Меня часто спрашивают, как так получилось? Насколько мне известно, это всего лишь совпадение. 

Что же я делаю вне алтимата?... 

Недавно я втянулся в скалолазанье, я обожаю настольные игры. И я люблю расслабляться, делая небольше, чем среднестатистический человек. 

Я работаю в маленькой альтернативной средней школе в центре Сан-Франциско, преподаю математику и физику. 

Мои коллеги знают, что я играю в алтимат, и они считают, что это классно. Они всегда спрашивают, как прошел последний турнир или куда я поеду в следующий раз (они очень впечатлились, когда я сказал, что полечу в Россию). У меня в классе всегда есть несколько дисков. 

Алтимат очень сильно помогает мне в обычной жизни. Он открыл столько перспектив передо мной и в профессиональном и в социальном плане, это просто замечательно. Так здорово переехать в новый город и сразу же попасть в огромную группу дружелюбных людей, с которыми у вас уже есть что-то общее. С помощью алтимата так легко заводить новых друзей – один из которых помог мне найти мою текущую работу. 

Что касается тренерского опыта: я учитель в старших классах – это главный опыт. Я был тренером на Национальном тренировочном лагере по алтимату – это летний лагерь для опытных игроков старших школ.  

Каждый раз, участвуя в Кемпе, я изучаю философию других тренеров. У меня были лучшие учителя в Колорадо, но общение с другими ребятами расширяет мои перспективы и делает меня более полным игроком, который видит игру полностью. 

 

Я с радостью согласился поехать тренером на Кемп, потому что это практически бесплатная поездка в Россию, где я буду играть и преподавать алтимат, который я так люблю!

В России я хочу поделать и попробовать все русское. У меня нет особых ожиданий о том, какой будет Россия, кроме дикого холода и водки. Я хочу увидеть Россию такой, какая она есть, почувствовать вашу культуру, поесть вашу еду и повидать так много мест, как я смогу. Но я знаю, что Россия очень большая страна и я смогу увидеть только частичку.  

Ну и напоследок.  

Я интроверт, но не думайте, что я не хочу с вами познакомиться и пообщаться! Пожалуйста, подходите и представляйтесь, я, скорее всего, буду ошеломлен таким количеством новых лиц и новых вещей (не говоря уже про языковой барьер), чтобы подходить знакомиться самому. 

 

Цитата из статьи о Маке на SkyD: 

Мак интроверт и тихоня и обычно держится в сторонке. Он это унаследовал от отца. Когда Мак был еще маленьким, ему однажды дали такой совет: «Лучше молчать и показаться дураком, чем заговорить и развеять все сомнения». Мак считает, что он принял этот совет слишком близко к сердцу и поэтому он всегда такой серьезный.  

Мак очень серьезно относится к алтимату. На самом деле, Мак ко всему относится очень серьезно. Обычно, когда ты слышишь такое о человеке, то тебе представляется первоклассница с позорным прозвищем «зубрилы и зануды». Девочка, которая следит за тем, чтобы никто не веселился, пока она лучше всех в классе считает и читает вслух. Мак не такой. Он и к отдыху относится серьезно. И к развлечениям тоже. Если вы посмотрите профиль Мака на сайте Револьвер, то там указано, что если бы он не играл в алтимат, то «валялся бы на диване, смотрел кино и пил пиво». И он делает все со смаком. 

 


 

Мне кажется, что я только что написал целый роман!

 

До встречи на полях в России! 

Искренне ваш, 
Мак Тейлор, 
Револьвер #40